Вадим Куликов: "Возможностей много, просто надо соблюдать закон"

В рамках проекта «Лидеры мнений» Вадим Бражник, финансовый эксперт, директор БКС Премьер г. Краснодар, встретился с Вадимом Куликовым, первым заместителем генерального директора АНО «Агентство по технологическому развитию». В ходе беседы эксперты обсудили технологический потенциал России, в том числе в сфере альтернативной энергетики.

Вадим Бражник: Насколько активно Агентство взаимодействует с Краснодарским краем?

Вадим Куликов: Начинаем работать. Действующих проектов пока нет, но в стадии обсуждения проекты, связанные с кластерами в пищевой промышленности. Сельское хозяйство и пищевая промышленность – в числе приоритетов нашего Агентства. Конкретные названия озвучить пока не могу, но, поверьте, это будут хорошие проекты. Будет переработка зерна, переработка сельскохозяйственных отходов в биодобавки, производство ингредиентов для кормов.

Вадим Бражник: Над какими проектами работаете сейчас?

Вадим Куликов: В активе Агентства свыше 60 проектов, они разного масштаба и стоимости. Мы работаем и со средним бизнесом, и с малым. Есть, например, два крупных проекта(каждый стоимостью более 1 млрд евро) в области нефтехимии. Есть локальные решения по модернизации машиностроительных предприятий.

Вадим Бражник: Хотелось бы поговорить о возобновляемых источниках энергии. Насколько это перспективно для регионов?

Вадим Куликов: У нас было много препятствий, в том числе законодательных, для распределенной энергетики, для альтернативной.Было запрещено «отдавать» электроэнергию в сеть. Сейчас Правительством инициирована работа по изменению этого регулирования. Я уверен, что в ближайшее время откроются новые возможности для развития возобновляемых источников энергии, в том числе для домовладений.

Вадим Бражник: Документ предполагает всего 15 киловатт.

Вадим Куликов: 15 киловатт для домовладения – это вполне достаточно. Обычно требуется 8–12 киловатт. Но не забывайте, что это только первый шаг. Мы будем идти дальше.

Вадим Бражник: Думаю, для бизнеса это очень важно.

Вадим Куликов: Но тут есть проблема со стабильностью поставки. Ведь наши сети всегда работали в плановом режиме. Понятно бывают экстренные и аварийные ситуации, но все это поддается статистическому анализу и планированию. Когда же речь идет об использовании альтернативной энергетики частными хозяйствами, и, соответственно, подаче такой энергии назад в сети, мы не везде готовы к этому технически. Для этого нужна реновация не только подзаконных актов, но и технической составляющей принимающей стороны. Надо понимать, что наша стана чуть ли не самой последней в мире встает на путь альтернативной энергетики. Тем не менее это крайне перспективное для нас направление.

В России есть несколько интересных примеров развития возобновляемых источников энергии. Например, на Дальнем Востоке, где в Якутии развивается солнечная генерация (даже за полярным кругом), и на Камчатке, где отличный ветер создает возможности для ветрогенерации. В этих регионах энергетика уже распределенная в принципе, сама по себе итам меньше технической проблематики.

Отличный потенциал есть и у Краснодарского края – и по солнцу, и по ветру,и по микро-ГЭС, о которых почему-то никто не говорит. В вашем регионемного речек с перепадом в 2 метра, на которых можно строить микроГЭС. Можно учредить что-то и в Краснодарском крае с точки зрения альтернативной энергетики, инфраструктуры, водоподготовки и так далее.

Вадим Бражник: В Краснодаре есть компания, технический директор которой уже пять лет живет в полностью автономном доме.  И он очень хочет донести этот потенциал в том числе до бизнеса.

Вадим Куликов: Проблема в том, что он живет в автономном доме и не отдает электричество назад в сеть. Этот вопрос требует разрешения. Он бы мог покрывать часть своих затрат на генерацию, на покупку оборудования.

По альтернативной энергии у Кубани прекраснейшие перспективы. Здесь есть все виды потенциала. Плюс достаточное количество платежеспособного населения России. К тому же это курортный регион и спортивный центр. Здесь отличные перспективы с точки зрения потребления.

Вадим Бражник: Поддержка таких проектов планируется?

Вадим Куликов: Мы хотим иметь на полке Агентства по технологическому развитию типовые решения с финансовой поддержкой, которая будет проводиться через соответствующие институты.Например, через госбанки.

Вадим Бражник: В России есть свои технологические разработки. Например, Санкт-Петербургский институт занимается солнечной энергетикой. Используется ли сейчас потенциал нашей научной базы? Потому что складывается впечатление, что большинство технологий – заимствованные.

Вадим Куликов: Наши клиенты – это те, кто хочет использовать ту или иную технологию. Мы всегда предлагаем им несколько решений, среди которых обязательно есть российские, даже если они на ранней стадии. Но выбор всегда делает инвестор, он определяет, какой конкретно ветрогенератор он хочет поставить, какой мощности и от какого поставщика.На ту полку, о которой я говорил, обязательно встанут российские решения.

По поводу импортного.Можно до бесконечности изобретать велосипед, а можно технологию его производства купить. У нас нет сейчас времени на раскачку. Мы должны немедленно восстановить баланс с точки зрения технической зависимости.

Чтобы решениебыло взвешенным, надо иметь выбор,а не влюбляться в первое попавшееся. Нужно анализировать каждую технологию, возможности ее обслуживания и развития в России. Многиедумаютодноходово – купил мачту для ветрогенерации, а кто и как ее будет обслуживать – не стал разбираться. Даже когда ты строишь ветропарки, правильнее иметь соглашение с компаниями, которые делают полный сервис. Вопрос технологической зависимости при обсуждении инвестиционных контрактов почему-то нами раньше вообще не рассматривался. Но практика показала, что «кран» могут выключить и вы останетесь с этой конструкцией, которая за год без работы и без обслуживания придет в полную негодность. Когда мы везем технологию, мы еще стараемся часть международных глобальных разработок привезти.

Вадим Бражник: А планируется ли создание собственных площадок?

Вадим Куликов: Конечно, да. Все проекты, которые ведет Агентство, влекут за собой возникновение инжиниринговых компетенций в России. Речь не только о поставке технологий. Мы еще раньше предлагали максимальную локализацию инжиниринга в России. Завод – это хорошо. Но вместе с заводом – инжиниринг. Сейчас это начинает срабатывать. Нам, условно говоря, дали тогда всем по носу, и мы начали думать, в чем не правы.  Сколько мы денег потратили за 2000 год? Какое количество оборудования мы купили тогда, которое сегодня не работает из-за отсутствия квалифицированных кадров? Заказывать специалистов из-за рубежа – это бессмыслица.

Одна из наших программ – программа непрерывного технического образования. Такую программу должно иметь любое предприятие – и малое, и среднее, если мы хотим оставаться конкурентоспособными на глобальном рынке.Например, как это сделал Claas в Краснодарском крае. Нужно взять эту модель и потом повторять ее.

Вадим Бражник: Насколько реально получить финансирование на такие проекты в рамках господдержки?

Вадим Куликов: Сам технический трасфер, к сожалению, не особо попадает под банковские критерии по заимствованию финансирования. Чтобы продукт стали кредитовать, государство должно сделать несколько вещей. Во-первых, обеспечить гарантиями. Сейчас, например, мы с Корпорацией МСП запускаем специальный продукт по техническому трансферу. Был сильно увеличен лимит по гарантийному обеспечению. То же самое делается с ВЭБом для газификации предприятий АПК. У нас есть очень хорошие программы Фонда развития промышленности, где, тем не менее, тоже требуется обеспечение. Продукт все равно должен быть, то, что называется,«банкбл». Это основная задача, которая стоит перед нами в 2017 году. И у нас есть понимание как ее выполнить – вплоть до промышленных облигаций.

Вадим Бражник: Межбанковская валютная биржа в России как раз открывает для малого и среднего бизнеса возможность размещения своих инструментов.

Вадим Куликов: Это очень хорошая и правильная инициатива.

Вадим Бражник: Сейчас идет ужесточение правил игры для бизнеса. У предпринимателей все чаще возникает вопрос об эффективности бизнеса, в частности, как инвестировать полученные средства. Рынки инвестирования сокращаются. Может ли создание налоговых льгот или амнистии помочь развитию этой сферы?

Вадим Куликов: Думаю, нет. Мы говорим про новые возможности. Какая амнистия? Есть легальные способы делать инвестиции в Россию и иметь зону пониженного налогообложения. Например, через специальные инвестиционные контракты. Возможностей много и так, просто надо соблюдать закон.

Вадим Бражник: Недавно мы проводили конференцию, на которой присутствовали компании, внедряющие технологии. Они нелестно отзывались о таможне, жаловались, что тяжело возить грузы. Можете ли вы,например, помочь при взаимоотношениях бизнеса и таможни?

Вадим Куликов: У Агентства по технологическому развитию широкий набор услуг. Сервиса «помощь на таможне» у нас нет, но этим занимается множество брокерских компаний. К нам лучше обращаться в том случае, если проблема носит системный характер. Локальный случай будет просто являться кейсом, который покажет проблематику. А потом мы сможем тиражировать это решение на всю страну.

Вадим Бражник: Месяц назад вы в очередной раз принимали участие в сочинском форуме. Каковы ваши впечатления, ведь форум впервые проходил в феврале?

Вадим Куликов: Все действительно привыкли к тому, что форум проходит в конце бархатного сезона. Теперь его перенесли на конец лыжного сезона, и в этом есть свои плюсы и минусы. Можно подумать над тем, чтобы проводить его на верхней площадке, чтобы насладиться всеми прелестями этого времени. Даже несмотря на то, что это сугубо деловое мероприятие.

В этом году на форуме была очень хорошо представлена и региональная и федеральная власть. Круглые столы, в которых я участвовал, показали колоссальный интерес и к нашему Агентству, и к трансферу технологий. Регионы, наконец, перестали заниматься сепаратизмом, и говорят, что готовы работать на территории всей России. Появилось понимание, что без кооперации – евразийской и международной – довольно сложно добиться хороших экономических показателей. Особенно, если вы ориентированы на экспорт высокотехнологичной продукции.